Валентина Ищенко

Ищенко Валентина Мефодьевна (1917-2014 гг.). Училась в Киевской консерватории. Осуждена по 58 статье за шпионаж. Отбывала срок в Воркутлаге, работая в Воркутинском музыкально-драматическом театре (1947-1955 гг.). После освобождения – солистка концертно-эстрадного бюро, прима Республиканского музыкального театра (1958-1983 гг.). Заслуженная артистка Коми АССР.

Первое знакомство с Валентиной Мефодьевной Ищенко в главной роли в оперетте «Летучая мышь» оставило яркое и неизгладимое впечатление на всю мою жизнь. Я училась тогда в пятом классе. На спектакль меня привела моя подружка и одноклассница, дочка балетмейстера Григория Залмановича Ваховского Люда. Потом с Людой я неоднократно бывала на репетициях и других спектаклях театра, потом стала коллегой Валентины Мефодьевны по сцене, но масштаб ее артистической личности сформировался в моих глазах именно на спектакле «Летучая мышь».

Валентина Мефодьевна была не только талантлива, но и необыкновенно женственна, обаятельна и умна как в роли, так и в жизни. Я уже знала о ее трудной судьбе. Однажды, знакомясь с актерским составом в готовящемся спектакле на доске объявлений в театре, я услышала за спиной злой шепот: «Ну, конечно, чтобы получить главную роль в спектакле нужно посидеть шесть лет в тюрьме». Валентина Мефодьевна никогда не показывала виду, что знает о злопыхателях. Всегда оставалась ровна, доброжелательна и в высшей степени интеллигентна. Это позволяло ей быть выше сплетен, зависти и оставаться безоговорочной примадонной театра в течение многих лет.

Конечно, надежным тылом для нее был ее муж – Эраст Алексеевич Попов, главный режиссер театра. Он полюбил и взял в жены бывшую политзаключенную, и даже смог добиться для нее звания заслуженной артистки Коми АССР – это выходило за рамки возможного в те времена. Однако, каждый раз перед очередными гастролями за пределы республики она должна была получить разрешение на выезд, т.к реабилитирована была лишь много лет спустя. Я – юная артистка балета, она – примадонна театра, конечно, никакого тесного общения между нами не было. Дух достоинства, человеческого и артистического, высочайший профессионализм, самозабвенная любовь к театру ставили ее на недосягаемую для нас, артистов балетного цеха, высоту. Все артисты отмечали удивительно нежные, заботливые отношения между супругами – Валентиной Мефодьевной и Эрастом Алексеевичем. Эрик и Валюша – так обращались они друг к другу.

Однажды театр был на гастролях в Керчи. В свободное время, конечно, шли на пляж. Надо сказать, Валентина Мефодьевна до войны чуть не поменяла профессию артистки на спортивную карьеру, была чемпионкой по плаванию в Киеве. В Керчи многие запомнили такую картину: Валентина Мефодьевна надевает резиновую шапочку – и за буйки, а Эраст Алексеевич, не умеющий плавать, стоит по колено в море и тихо зовет: Валя, Валя…

Однажды, на юге я познакомилась и подружилась с ленинградской семейной парой, которая пригласила меня погостить у них зимой, а заодно посмотреть спектакли (я готовилась к поступлению в ЛГИТМиК, собиралась стать театральным критиком). В один из дней моего пребывания в Ленинграде, подруга Галя, моя тезка, сказала, что прежде, чем мы пойдем по театральным делам, ей нужно зайти к своему больному дяде сделать укол. Дядей оказался профессор ленинградской консерватории Луканин, так мне помнится. Когда я была представлена ему как артистка балета Коми республиканского музыкального театра, он проявил живейший интерес, и первый его вопрос был об Ищенко. «Как там Валентина Мефодьевна? Ах, какая певица! По ней Большой театр плачет!»

Как жаль, что в то время не велись съемки спектаклей, и единственная возможность услышать ее голос есть в записи на радио. Есть она и у меня. Эта уникальная запись появилась благодаря и по настоянию Николая Порфирьевича Клауса, который сам ей аккомпанировал.

Публика шла в театр «послушать Ищенко». Известие, что «сегодня поет Ищенко» было залогом радостной творческой встречи с искусством. …Валентина Ищенко родилась 23 февраля 1918 года в Киеве. Ей было всего 4 года, когда она осталась полной сиротой. Сколько себя помнила, она всегда пела. И, несмотря на все беды, которые преследовали ее с детских лет, она поступила в музыкальное училище при Киевской консерватории. После 3 курса училища её перевели сразу на 2 курс Консерватории.

... А потом – Пятьдесят восьмая страшная статья и шесть лет лагерей. Когда Ищенко, солистку Полтавской оперы, как немецкую шпионку привезли в Воркуту (это было в декабре 1946 года), она и мечтать не могла, что ее ожидает работа в настоящем театре.

С начала 1947 года заключенная Валентина Ищенко в Воркутинском музыкально-драматическом театре выступает на одних подмостках с известным на всю страну московским басом Борисом Дейнекой, бывшим солистом Всесоюзного радиокомитета, первым исполнителем легендарной песни «Широка страна моя родная». Здесь также работают блестящие дирижеры Вигорский и Микошо, ленинградский баритон Т. Рутковский. Вечером - рядом на сцене, а ночью – рядом на нарах – московские звезды В. Токарская и Е. Добржанская, и другие бесправные таланты, которых после спектакля под конвоем уводят за проволоку в кишащие крысами и клопами бараки.

В 1952 году Ищенко освободили, но из Воркутинского театра уволили – бывшей преступнице нельзя работать в идеологическом учреждении, каким являлся театр. Последующие два года она работала диспетчером.

В 1955 году она получила разрешение выехать в Сыктывкар, где вместе с Б. Дейнекой стала выступать на концертах и лекциях-концертах, пропагандируя классическую музыку, подготавливая почву для открытия Республиканского музыкального театра. В этом ей помогла замечательная женщина, заместитель министра культуры Коми АССР Серафима Михайловна Попова. Именно ей Республика обязана привлечением лучших деятелей искусства из бывших заключенных к созданию Республиканского музыкально-драматического театра.

В 1958 году театр открылся оперой «Евгений Онегин». Татьяна – В. Ищенко, Гремин – Б. Дейнека, дирижеры В. Каплун-Владимирский и Н. Клаус, все – недавние узники лагерей.

В.М. Ищенко ушла из жизни в 95 лет. Долгих 30 лет на пенсии не отдалили ее от искусства. Она живо интересовалась всем, что происходило в театре, в обществе. Ее не оставляли друзья. (Я довольно часто видела ее в гостях у балерины И.А. Чуистовой). Пока были силы, она принимала активное участие в общественной жизни – выступала перед творческой молодежью, рассказывая не только и не столько о себе, сколько об искусстве, музыке, ее влиянии на человека, о профессии артиста.

Заслуженная артистка РК, солистка театра Прокопьева Л.П., на похоронах Валентины Мефодьевны на траурном митинге рассказала, что была влюблена в нее еще будучи школьницей: она тогда жила в Воркуте, и ее мама-учительница, приобщая школьников к музыке, регулярно водила учащихся и свою дочку в Воркутинский театр, на сцене которого блистала заключенная артистка Ищенко. В нее девочка Люда влюбилась на всю жизнь. Встреча с талантом определила и ее творческий путь. Позднее судьба свела их на сцене музыкального театра.

Для Валентины Мефодьевны не существовало мелочей при работе над ролью. Заслуженная артистка РК, солистка балета Любовь Сизова рассказывала, как в работе над дуэтом в оперетте, где Валентина Мефодьевна выступала с Леонардом Ильчуковым, они обговаривали каждую мелочь, «каждый пальчик». Именно эта скрупулезность переводила количество нюансов в качество исполняемой роли.

Валентина Мефодьевна осталась в памяти всех, кто ее знал. Осталась навсегда Примадонной, недосягаемой и прекрасной.

Из книги Галины Ширяевой «О тех, кого помню и люблю»


Валентина Ищенко

Возврат к списку