16.03.2017

Remembering Chio

Вновь встретиться с артистами на опере Дж. Пуччини "Чио-Чио-сан" зрители смогут 17 марта. Этот спектакль в постановке Елены Слуцкой (Санкт-Петербург) сценическая редакция главного режиссера театра заслуженного деятеля искусств России Ильи Можайского, дирижер Азат Максутов имела большой успех у британской публики в феврале-марте 2016 года. В критической рецензии на спектакль на сцене королевского симфонического оркестра Кадоган-Холле впечатления от спектакля британского критика Кристофера Веббера в журанале "Opera".

ЧИО-ЧИО-САН

Русская Государственная Опера в Кэдоган Холл, Лондон, 19 февраля.

Честь и хвала Русской Коми Государственной Опере за оживление, которых другим труппам достичь не под силу. Кто еще сможет профессионально поставить оперу такого масштаба с хором из 16 и оркестром из 30 элементов в городах, подобным Стадфорту и Клэктону? Это вовсе нелегко продумывать постановки подходящие как для маленьких театров, так и для концертных залов, подобных залу Кэдоган. Но, к сожалению, то, что мы увидели, было чрезвычайно схоже с постановкой комической оперы «Микадо» А. Салливана английской театральной труппой Д'Oули Карт - сходства прослеживались отдаленно по деталям постановки и ярко выраженно по схематичной актерской игре. По крайней мере, костюмы были очень симпатичными.

В любом случае, главный критерий любой Чио-Чио-Сан в том, трогает ли она нас? Эта постановка прошла с большим успехом.

Первое, и главное – то, что пение (на итальянском языке) было очень хорошего качества, в крепкой, русской манере исполнения Пуччини. Не будем забывать, впрочем, о том, что образцом русского исполнения Пуччини остается студийная запись с Шумской, Козловским и Лисицианом, сделанная в Москве в 1953 году.

Пинкертон в исполнении Михаила Макарова был старше и крепче, чем мы привыкли видеть – настоящий Герман или Канио – и в этом нет ничего плохого. Голос звучал с хорошей точной интонацией, а сила звука соответствовала упрямой твердости персонажа.

Непосредственная Чио Чио Сан в исполнении Ольги Георгиевой избежала той жеманной застенчивости, которая так удручает, при этом ни на йоту не потеряв очарования. Это было прекрасное исполнение партии славянским сопрано в превосходной форме, отличившимся широким динамическим диапазоном, растворявшимся в чистом fil di voce(сфилированный звук, пение в пол-голоса).

Галина Маликова в партии Сузуки также прекрасно представила свою героиню, хотя и не так идеально сочеталась с Ольгой Георгиевой в их «цветочном дуэте». Андрей Ковалев в роли Шарплеса был не столь убедителен драматически, но его молодой, ровный лирический баритон доставил большое удовольствие.

Хор, исполняющий гудящий хор без слов и располагающийся на авансцене, справился со поставленной задачей.

Дирижирование Азата Максутова было несколько чопорным, но даже если последняя часть большого дуэта, исполненного очень эмоционально, неожиданным образом прозвучала как венский вальс, это уравновешивалось отличным исполнением и уверенностью в ансамбле.

Размещение оркестра на сцене, слева от сценического действия, обеспечило отличный баланс с певцами и, тем самым, повлияло на искреннее, эмоциональное, крупномасштабное впечатление от Пуччини.


Возврат к списку